Логин:
Пароль:

Паломничество в Страну Востока

Календарь
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Дневник Путешествии

Главная » 2006 » Февраль » 18 » 18 февраля
22:37
18 февраля

        18/02/06 Проснувшись как повелось до двух часов я позанимался зарядкой и затем к пол третьему, поскакал в детскую комнату Баба. Йога прошла хорошо. Дети что-то последнее время расслабились, надо будет их взбодрить каким-нибудь классом. Как только я сегодня проснулся меня посетила решительная мысль, устроить сегодня утром рабочее собрание по поводу вчерашнего и дать достойный отпор Шибу. Все это мне предстояло сделать на хинди, в этом и заключалась основная сложность. Однако, я чувствовал в себе такую Силу и ясность мысли, что решил доверившись Отцу полностью, провести этот урок.

        В йоге, Баба дал мне достаточно точных мыслей, как основание разговора, а в мурли уже конкретные указания. На мой отказ от выполнения предписанного, когда я, разговаривая с Отцом, оправдывался, что рано мне еще проводить классы на хинди, да и что им объяснять, я уже устал ломать себе с ними голову, столько Служения мне не потянуть, я не могу удовлетворить каждую душу, это Твоя работа. Баба очень строго ответил всем мурли, и сегодняшняя дхарна №1 была: «В Служении вы должны вытерпеть, пройти, через все -  уважение и унижения, счастье и страдание, холод и зной и т.д.  Но никогда не уставать совершать Служение», а благословение было таким, чтобы я «оставался драгоценностью Удовлетворения, который возвышает каждого, давая надежду безнадежным, - тем, у кого не осталось надежды». Это как раз то, что постоянно говорит мне  Брюс, любимое его слово «hopeless», для него все эти души пахари «hopeless», Ашрам - «hopeless», и я, как менеджер, похоже, тоже - «hopeless», хоть он мне этого в открытую и не говорит. Так вот в этом-то и заключается моя задача. Я ему покажу, что здесь нет никого «hopeless», давая им эту Высшую Надежду. Так что отбросив остатки своего эго я вновь принял ту роль, которую должен был сыграть и начал к ней готовиться заранее, закончив работу на компе на полчаса раньше обычного.

        Первым пришел Раму, я к тому времени уже поел, ему я сказал, что сегодня я буду говорить с «саблогом» (всем народом), поручив ему приготовить для всех чай. Пришел Шибу, затем Канту, Гапу и я сразу им объявил, что после вчерашнего у меня было несколько мыслей, которыми и хочу поделиться со всеми, поэтому никакой спешки сегодня в работе не будет, на беседу я выделяю полчаса из рабочего времени и работаем строго до 16.30, а если раствор закончится раньше, то хоть до четырех. Все заинтересованно ждали, а я, просто сиял и улыбался, распространяя вибрации любви во все стороны. Наконец, после девяти я пригласил всех, за исключением Сундара, который не пришел наверх, а ждал внизу, я сказал Шибу, чтобы он сам все ему по ходу работы, потом рассказал, и в нем к тому же нет особой необходимости. И посадив всех четверых за круглый стол, налив всем чая с молоком, повел беседу таким образом:

        Прежде всего я извинился за вчерашнее, сказав что проблема возникла из-за моего неясного разговора на хинди. Я также не учел настроение Шибу, который сразу же, не дав мне ему объяснить, распалился. Дальше я объяснил им причину всех этих указаний закончить пол литра в день, тем, что я хочу создать интерес к работе, так как не могу смотреть, как они продолжают пахать безо всякого интереса, тупо, рутинно, устало, каждый день, жалуясь мне на свои болячки. Я пытаюсь найти способ дать им чуть больше денег и тем самым создать этот интерес. Например: В первый день наша бригада отработала лучше, мы закончили все во время, поэтому я даю им по 5Rs, причем из личного кармана, но вчера вы закончили все во время, тогда как мы, проковырявшись до полшестого, так и не отработали наш раствор, поэтому, за вчерашний день получаете прибавку – вы.

        Я объяснил также и Шибу, что если я кого нибудь выделяю и хвалю, это не значит, как он неоднократно мне говорил, что все остальные – плохие. Нет. Тут же я неосторожно сказал, что у него ум дрянной, а душа очень хорошая. Я это разделяю и поэтому воюю с мышлением негативного ума Кали юги, но душу-брата глубоко уважаю и ценю. Тут он сразу же на это среагировал, сказав что это у меня ум никакой и Брюс прав, что менеджером я быть не могу, на что я ответил что - Да, с умом у нас у всех в это время проблемы, и по сравнению с Шибу, менеджер из меня, -  никакой. Я тут же сказал ему, что вот ему то, и надо им быть. Чем немного успокоил. Затем я продолжил, что для меня вообще плохих нет, - каждая душа имеет свои качества и особенности, и тут же рассказал об особенностях каждого, сидящего передо мной. Шибу – опытный рабочий и хороший руководитель, он мой советник во многих вещах, которые я не знаю, Канту – само послушание и смирение, ему можно поручить любую работу и он будет это делать, не задавая никаких вопросов, в то же время если ее дать кому нибудь другому, то возникнут куча вопросов и проблем для менеджера. Его я могу послать на ту работу, в чем я сам неуверен. Гапу – выносливый, сильный и интровертный – работает в Тишине, и так же не особо умничает. Сундар – сила и выносливость, а Раму - точность и аккуратность – его работа в яслях и посадке очень важна для всего МонПариза. Я сказал, что считаю всех рабочих лучшими по округе и кто бы меня не спрашивал, доставляют ли они мне хлопот? Я говорю что - нет, никаких проблем, лучших рабочих и не бывает, и работают все – отлично. Тут Шибу попытался мне возразить, сказав что. - Нет, нет, ты это лучше говори, когда Брюс спрашивает, какие у тебя с нами проблемы. На что я, будучи в каком-то духовном вдохновении чистоты, которая из меня шла, с любовью ответил, - Проблема есть только одна, и она - только во мне самом, эта проблема с моей головой, я не могу вам очень многого объяснить из-за языка. Но получилось так, что все поняли в обоих аспектах и я тут же на этом сыграл, согласившись с обоими. Во-первых, я объяснил им глубокий аспект этого, что нигде во вне, - проблем не существует, все проблемы находятся в нас самих, это надо помнить всегда, так как, перекидывая ее на ближнего, считая его источником проблемы, мы лишаем себя возможности ее решить и покончить с ней. Только если я мужественно принимаю любую проблему на свой счет, тогда я могу от нее избавится, - решить ее, изменив себя, свое отношение к ней. Ну а во-вторых, как я уже сказал – просто не владение хинди в той мере, в которой это мне необходимо.

           Дальше я рассказал им притчу о рабочих храма Дилвара, чем так же вызвал одобрительные улыбки и согласие всех. А притча была такова: «Двое рабочих работают по камню, делая тысячи статуй божеств, один – мрачен, уставший, замученный, а другой весь сияет, переполненный счастьем. Почему такая разница? Работа то одинаковая. Спросили у первого, - Ты почему такой несчастный? Он отвечает, что долгие годы, всю жизнь, каждый день ему приходится рубить эти камни, выполняя одну и ту же работу, и все это лишь для того, чтобы зарабатывать на хлеб для семьи». Это то, что делают наши рабочие, они согласились и посмеялись. Дальше, «Спросили у другого, -   А ты почему такой счастливый?». И тут я, с невольно накатившими на глаза слезами, от силы моих собственных чистых чувств, сыграл в точности, так что все офигели. Другой ответил:  «Я Храм Бога строю…». Затянувшееся молчание пришлось нарушить мне самому, спустившись с небес, на которые меня за секунду унесло. Я говорю, - Я не требую от вас такой высоты духовного сознания, хотя именно в этом, и вижу свою настоящую работу здесь – поднять вас всех на этот уровень. Я просто хочу сделать вас играющими в эту Игру со Счастьем. Работа одна, но наше состояние в наших руках и оно не зависит от наших действий. Я сказал, что в отличие от Брюса, который, как мне сказал не собирается этим заниматься – делать кого-то счастливым и считает всех - «hopeless», вижу, что здесь на сегодняшний день только одна душа остается в этом состоянии – именно Брюс, но он тем самым лишает себя возможности обрести поддержку и крепкую основу Жизни, слушая только свое внутреннее «я», окрашенное цветами тонкого эго. Для меня, в МонПаризе больше нет других «hopeless» и хорошо зная Бестелесного Шиву я могу всех заверить и дать гарантию что, регулярно слушая мурли, трансформация в мышлении произойдет неминуемо. Это Его Задача и Его Работа, - сделать каждого Своего ребенка Счастливым, дав ему свое Общество и Сотрудничество. И Он взялся за это место – капитально. Я, - лишь кукла в руках Всемогущего и просто слежу за тем, чтобы меня оставалось все меньше и меньше. А сама работа, которую мы выполняем, – это лишь инструмент, открывающий осознание всех этих вещей. Это – Игра, и поскольку нам приходится ее играть, волей Драмы, почему бы не наслаждаться, сделав ее такой, чтобы нам было интересно в нее играть. На этом я и закончил это рабочее собрание. И все разошлись по местам.

        Я спокойно-счастливый на минуту задержался и слетав к Баба в Тонкий мир высказал ему все, что накопилось за эти полчаса «рабочего класса». «Ну Пита… Все… Теперь Ты доволен? Я умываю руки… Пища для размышлений на весь день дана». И я побежал вслед за ними.

           Мы спокойно работали, как обычно, однако перед самым обедом, неожиданно  произошел курьез – пока я наливал воду Раму с Канту поспорили по поводу места, куда ставить насос и дело дошло до драки. Я как лангур, слетев с четырех террас расцепил их, когда они уже катались по террасе. Ну блин, горячий народ. Канту был – само спокойствие, Раму – трясло и если Канту молча, полностью мне покорился, отошел в сторону, то Раму я не смог успокоить и через полчаса. Он орал, что он прав и рвался в драку, хотя отлично знал, что с Канту лучше не связываться, Канту даже Брюсу как-то съездил по роже. Его считают безбашенным по причине постоянного курения травы. Раму стал его оскорблять, я тут же встал на защиту Канту и пытался объяснить Раму, что если он считает Канту без башни, то зачем связывается, Раму-то и должен остановиться. Но Раму уже не мог меня понять, он говорил, что обо всем расскажет Брюсу, и что во всем виноват я, со вчерешнего дня, всем крыши свернул наизнанку. Я лишь прикалывался, что ты ждешь от Брюса? Поддержки? Ты хочешь, чтобы он сказал тебе, что ты прав? Он скажет, ну и что из того, хочешь, я скажу что ты – прав? Но Раму был самым настоящим ребенком, который хотел поплакаться отцу, что его обидели и унизили. Он сказал, что поливать не будет, а будет носить воду, пусть Канту поливает, посмотрим что тогда... Я согласился – Хорошо. Но Канту лишь два раза подряд, пойдя не в ту сторону, вырвал шланг из машины, т.к. я качал, а он мне не говорил никуда перейти, молча тянул и все. Второй раз, когда меня с ног до головы окатило этим ядовитым раствором, я уже не выдержал, сказав - Хватит, со смехом пришел к Раму, который наливал воду и спросил. - Теперь ты доволен? Ты этого хотел? Чего ты еще хочешь? А он, -  Я не буду с ним работать. Я говорю, - Иди к Шибу и пришли его сюда. А он, зараза этакая, говорит – Нет, пусть Канту туда идет, а сюда пришлют Сундара. Спорить я не стал. Спокойно, с любовью послал Канту в ту бригаду, он лишь улыбался мне понимающе, послушно исполняя мое указание. Да, эти  дикие, капризные, взрослые дети-пахари требуют океан Любви, чтобы разобраться с их чувствами. Однако мой источник, Слава Самому Ему, - Безграничный и Он всегда со мной, я же, будучи с Ним, готов перенести со счастьем все, - быть Его возлюбленным и любые предстоящие испытания, что меня ждут впереди. Т.к. Он у меня, вдобавок ко всему, еще и Волшебник, превращающий любое распятие в занозу. Пришел Сундар, работа вновь пошла, мы доработали до обеда и разошлись по домам. Сундар был весел, чем разрядил обиды Раму и сообщил мне, что Шибу с Гапу сегодня были весь день очень счастливы от утреннего разговора и вкратце поведали и ему суть. Он же, полностью со всем согласен.

        Раму остался пить чай у Ханси, а Сундара я пригласил к себе в гестхаус угостить далом, которого сегодня почему-то наготовил немерено. Придя, я понял почему. Шибу и Гапу сидели тут же, на веранде гестхауса, и развалившись в креслах Брюса, трескали голые чапати. Я сказал, - Братья, стоп кханать, сейчас будет дал для всех, и быстро разогрев его накормил их, тем самым вновь воссоздав ту атмосферу веселой братской Любви и Сотрудничества, которая царила все эти дни, за исключением вчерашней разборки. Сам я на обед выпил стакан молока и поскольку питьевая вода в доме закончилась, налив всем чая с молоком и сказав стаканы убрать с вида, закрыл гестхаус и пошел за водой, а набрав ее и оставив канистру на тропе, спустился вниз, чтобы продолжить наш спрей. Сундар с Раму, тем временем уже поливали вовсю. Я подключился к ним, и тут произошло еще одно неожиданное и интересное событие дня, последствия которого, в будущем сыграли для меня не маленькую роль.

        Сундар увидел, как на нашу сторону спускаются три иностранца. Поскольку у меня зрение плохое я ничего не мог разобрать, но прикинув, кто бы это мог быть, не нашел ответа, - это мог быть кто угодно. Стало быть посмотрим… Как они поднялись я не видел, так как продолжал работать, но вскоре, их увидали уже у гестхауса. Однако я решил не ходить навстречу в надежде, что они все же уйдут, так как если это из Ашрама, то войдя в дом, они увидят везде не только беспорядок, создавшийся за последние дни, поскольку у меня времени ни на что не оставалось, вы видели что я загружен по полной с 1.30 до 20.30. Кроме заполненных грязной посудой раковин они бы еще увидели картины Шивы и фотографии Брахмы, которые смотрели бы на них со всех сторон куда не пойти, и возникло бы множество вопросов, причем не только ко мне, но потом и к Брюсу. Однако, я был полностью готов принять любую ситуацию и с интересом ждал развязки, в какую историю меня еще втянет Драма. Рабочим, которые стали меня выпроваживать: «Да сходи, посмотри кто, может кто знакомый». Я отвечал, что -  Если нужно, меня найдут, пошлют за мной Амита, который тусовался там же.

        Мы продолжали работать и я уже забыл об этом, но тут меня окрикнули с тропинки ведущей к моему бунгалу, причем по-русски «Здравствуйте!!!». Ну все... Русские... Но кто? Я автоматически ответил «Намасте», и пошел принимать огонь грудью. Спустившись, я увидел двоих белых мужчин, одетых, как туристы и девушку.  Поздоровавшись и представившись по-русски, они сказали, что они остановились в Натуакхане, у какой-то русской, которая там уже живет года три, - замужем за местным пахари. Сами они тоже из Питера, а сейчас путешествуют по Гималаям в поисках каких-то скрытых от всего мира «настоящих йогов». Муж этой русской – по имени Чику Сингх сказал им, что уже много лет здесь живет канадец, а поскольку они тоже – канадцы(!!!), то они пришли пообщаться с ним, и тут, на троллях им сказали про меня. Получилось интересное совпадение и они пришли познакомиться, т.к. сняли в Натуакхане дом на месяц, а вообще – собираются купить землю и построив свой дом, сделать из него Ашрам, причем где-нибудь на вершине холма, обязательно чтобы были видны Гималаи, и хотят здесь жить. Для меня это было все какой-то странной, мифическо-непонятной кашей, но я был просто рад встрече с земляками и спокойно пригласил их проследовать за мной в гестхаус, сказав, что я - Камал, и живу здесь тоже третий год, практикую раджа-йогу, на счет скрытых йогов не знаю, но думаю, что здесь они никого, кроме местного люда не найдут.

        Придя в дом, я конечно же извинился за беспорядок и свой русский, на котором я разучился говорить и сидя за столом, мы хорошо пообщались. Я угостил их кофе и чаем, отвечал на многочисленные вопросы. Вика, так звали девушку лет тридцати, хорошо знала хинди и сказала что тоже лет десять ездит в Индию и места себе никак не найдет. По их поведению и рассказам я понял, что они бывшие питерцы, а сейчас довольно богатые канадцы, катаются по миру и ищут приключений на свою … радость. Делать им больше нечего и деньги девать некуда, хотя они на верном пути и молодцы, что не сидят на месте. Ищущий, - да найдет. Один мужчина пожилой, другой около сорока с ново русскими замашками, а девушка сказала, что знает хорошо Володю – санскритолога, переводчика из Ауровилля, и сама тоже переводила одну из книг Ауробиндо и останавливалась в Дели Бранч, а стало быть, знает и Тару. Мы проговорили пару часов, потом я провел их наверх, показал строящийся дом. Вика сказала, что завтра она уезжает в Россию и если что нужно, может передать, а вернется она, уже 12-го марта и так же может чего-нибудь привезти, т.к. едет совсем налегке. Я ответил, что подумаю. И периодически, мысленно возвращался к этому несколько раз, но ничего не мог придумать. Письмо писать времени не было, книгу передать, очень хотелось, но останавливало то, что не дай бог, они ее прочтут, а если скопируют да захотят издать. Нет, я не имею права, это такое антислужение будет. Тем более, что я им про раджа-йогу лекцию провести-таки успел и очень заинтересовал. В общем, я твердо сказал что, Спасибо – мне передать просто нечего, но вот привезти оттуда этого, - сколько можно. И когда зашел разговор о компе, я и сказал, - Вот это мне и привезете. Опгрейд. Если я договорюсь с родственниками на счет денег и с Тимуром, что он все достанет и объяснит что куда, то надо будет это все и привезти. Мы вроде как на этом и договорились, обменялись телефонами и е-мэйлами и договорились обязательно связаться.

        Затем, поскольку уже начало смеркаться, я стал провожать их вниз, проведя через свое бунгало, показал как живу я, они конечно были в шоке, а поинтересовавшись во сколько мне обходится питание, также были слегка удивлены суммой в 20$/месяц, сказав что именно эта сумма является суммой проживания буддийского монаха в Тибетском монастыре. Мы договорились о предстоящих встречах, они сказали, что непременно еще меня навестят и хотят также встретиться с Брюсом. На этом, я проводил их сквозь джунгли, через речку и наконец-то вернулся назад.

        Первым что было, поднявшись до Шибу, я его обнял по-братски и сказал, до чего же хорошо здесь с ними и до чего же далек тот непонятный мир «цивилизованных» людей. Мне казалось, что я побывал в какой-то мозгорубке. Их образ мышления, интересы, манеры, были на столько мне чуждыми. Я вмиг перестал быть горным ветром, а обрел форму материального существа, и мне от этого стало жутко не по себе. Я уже отвык от каких-то границ. А тут столько сразу – русский, Питер, Канада, деньги, дом, собственность, - живя здесь, просто глупо думать обо всем этом. Здесь нет ничего этого. Ни что мне не принадлежит, - мне принадлежит все. И Ничто, тоже мне не принадлежит, мне принадлежит, - Все. В обоих смыслах. Поняли?

        Немного отойдя от этого неожиданного контакта с «земляками», посидев, поговорив с Шибу, я пошел дальше наверх и также тормознул у Ханси, которая заболела и сидела на кухне с Суно, они угостили меня первым молоком отелившейся вчера коровы. И также, неожиданно раскрыла мне свою душу, свои боли и проблемы. Сказала что с 18 лет, как вышла замуж, так и живет здесь, - абсолютно безвылазно, выполняя всю ту же работу с коровами каждый день, а Какху ее, еще вдобавок, как всякая теща, - пилит, говорит, что плохо работаю. Вы можете себе представить жизнь этой женщины-пахари в течении 20 лет. К тому же муж-то, Бхуван, - 14 лет работает в Дели Бранч на кухне и появляется здесь 2-3 раза в год. Она вырастила двух детей одна, продолжая жить в таких условиях. Выходных у нее не бывает по-жизни. Даже сегодня она больная, с температурой шатаясь и смущенно улыбаясь, что голова кружится, продолжала свою работу. Десяток коров не бросишь ни на день. В общем, Шива Баба - это для нее единственная опора и поддержка. Тут уже я не выдержал, и волна Служения захлестнула меня с головой, я стал объяснять ей про свою Любовь с Наивысшим Существом – Шивой, а она слушала и видно было как ей становилось гораздо легче. Затем она рассказала о сне – видении Брахмы и Вишну. Она очень хочет узнать Отца побольше и поближе, эта душа была полностью готова принять Бога в свое сердце. Что ж, да будет так. Под конец этой первой нашей беседы я спросил ее, а почему она не разговаривает с Дживанти, какие проблемы? Она ответила, что никаких проблем нет, просто так повелось с самого начала и все. Я не стал глубоко копать, сказал лишь, что мурли будете слушать вместе, т.к. она такой же ребенок Шивы, как и ты и чтобы не было никаких проблем. Она ответила – Конечно, ни каких ни плохих, ни хороших чувств у нее к ней нет. Я сказал, что у Дживанти тоже. Поэтому будьте готовы к тому, что Баба создаст между вами нормальные и любящие отношения сестер, а о плохом тут не может быть и речи. На том я и закончил разговор, и затем, сходив в гестхаус, принес ей парацетамол.

        Потом я зашел и на первый этаж, навестил Канту с Дживанти. Дживанти я сказал, что поговорил с Ханси по поводу того, что она не разговаривает, она говорит, «просто так повелось и давно продолжается», никакой обиды у нее нет, а на мурли будут ходить вместе, без проблем. Дживанти мне так же сказала, что перечитала все книжки, которые я давал детям – Муне, Дипу и ей. Знание ей очень нравится, и она хочет слушать мурли. Тогда я ей тоже откровенно сказал, что если вы с Ханси будете слушать мурли вместе, будь готова к тому, что скоро ваши отношения наладятся, в этом можно не сомневаться, т.к. именно это и есть работа нашего Отца. Спросил о здоровье, сказала, что также очень плохо и ждет понедельника, чтобы поехать к врачу в Хальдвани. Я сказал, чтобы больше не откладывала т.к. дело не шуточное. У нее похоже, пошло осложнение на вторую часть головы. Не знаю что именно, но у нее были проблемы с болью в ушах. Одну операцию уже провели, похоже, придется вторую.

        Вот такие дела с нашими сестрами, обе сдают, а ведь их даже пожилыми не назовешь, им обоим нет еще и сорока. Дживанти - моя ровесница, Ханси – чуть постарше. В общем, это далеко не Бхарат, - это шокирующая Азия, - Индия конца Кали-юги. Я вернулся домой около восьми, немного поработал на компе, записав приведенные выше впечатления от необычно насыщенного событиями дня, и затем пол девятого лег спать, намереваясь встать завтра чуть пораньше обычного. Ом шанти.

Просмотров: 17 | Добавил: pandavkamal | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar